Грандиозность не удалась

Второго и третьего ноября на стадионе "Динамо" должно было происходить "несколько". Другими словами обозначить неизвестно невозможно. Ведь от Центра современного искусства в партнерстве с футбольным клубом "Динамо" представлялся мультимедийный арт-проект, где работы должны были играть "футбольную оперу". Однако с одной стороны запланирован "электронный театр" подвела техника, а с другой - "не так страшен черт, как его PR-получают".

В выставке действительно участвовали 22 машины-роботы. Но к искусству они не имеют ни малейшего отношения: массивные железяки, что подпрыгивают от нажатия на рычаг. И скачут они, кстати, довольно опасно для людей. Пресс-релиз готовил зрителей к захваченной игры. Мол, две команды этих роботов должны были придерживаться стратегии игры, руководствуясь посетителями. Но если бы организаторы такого не написали, то самому трудно догадаться о "игровое задание": стоят себе чуть ли не допотопные экспонаты и ждут, пока кто нажмет и придаст энергии для ворожского и гримучого прыжке.

Название всего действа ("Футбольная опера") имел умотивувати 800-килограммовый робот ("настоящий гигант-андроид, загнанный в металлическую сетку"). На его "теле" расположены четыре микрофоны, которые способны воспринимать человеческие голоса. Особенно, говорят, он реагирует на звуки стадиона (крик, свист, смех, футбольный гимн и т.д.). Почему говорю "говорят"? Потому что в вечер открытия "бунтовал" именно "Большой Блиссет" (назван в честь футбольного героя Ямайки Лютера Блиссета). Мне, честно говоря, так и не удалось увидеть работа в действии (по неизвестным причинам компьютер отказался работать и всех кормили "завтраками"). Поэтому, я лично не убедилась, как толпа своими голосами работа заставляет бегать по клетке. Столкновения со стенкой манежа должны способствовать "рождению" маленького робота-игрока, который с еще большей скоростью и лементуючи имеет носиться по полю. Его роль - мешать передвижению "отца" и таким образом способствовать ослаблению власти людей над "Большим Блиссетом". Таких "сыновей" может родиться аж четверо, и при каждом появлении "малого" людям-игрокам становится все сложнее управлять основным роботом. Поэтому "футбольная" - потому что робот носит имя футболиста и игра происходит на футбольном поле (мяча не было), а "опера" - потому что весь шум, который поднимается вокруг работа - это уменьшенная копия "трибуннои творческой стихии", которая для некоторых является лучшим художественным произведением.

Кроме роботов на суд арт-публике поставили музыкальную композицию, созданную Кириллом Проценко и DJ Derbastlerом из старых спортивных записей и ритмичной музыки, a-la советских комедий. Также торжественно, по-стадионськи, представили гигантский рисунок на футбольном поле, который лучше было рассматривать с высоты птичьего полета, что само по себе зрителям невозможно. Плюс: на электронном табло высвечивались творения Института Нестабильных Мыслей. Один из таких высказываний: "Мне тринадцятий минало, я пас Шевченко передал". Но, "современные памфлетисты", видимо, забыли, что фамилии в русском языке отменяются (...я пас Шевченко (Шевченко) передал).

В общем, о проекте: прикол, может, все-таки удался, а вот художественного значения, мне по крайней мере, схватить не удалось.