Иисус Витас + = Суперзвезда

Кажется, сам Иркутск делает пагану славу своему театру, который вот уже больше недели "пашет" на сцене киевской оперетты. "Ну что такого может показать иркутский театр..." - риторический вопрос останавливало многих. Даже то, что Иркутск привозит вещи, что одним названием уже имеют собирать аншлаги (имею в виду "Иисус Христос Суперзвезда", "Юнона и Авось") взбудоражило только оптимистического киевского зрителя, других же, наоборот, усыпило: ну как, мол, в Иркутске (это у нас, как в Херсоне) могут сделать "Суперзвезду"? Оказывается, могут и довольно таки достойно. А вот, возможно ли это сделать у нас - под большим вопросом.

Было как на футболе. Первый тайм сыграно 0 - 0 , а во втором - забит гол в наши ворота. Мюзикл "Иисус Христос Суперзвезда" - хороший: масштабный, смелый и жизнеутверждающий. Конечно, не без "голевых моментов" и с нашей стороны. Но если быть откровенным - библейский материал хотя и ударный - слишком скользкий. Кто знает, каким должен быть Христос? с какими жестами? темпераментом? какой искрой в глазах?.. Это мы привыкли, что Иисус - худощавый, аскетичный, с измученным лицом и длинными волосами. А в иркутчан Он другой (по крайней мере, таким явился 6 июля). Молодой, сочный человек со стрижкой, с чувственными губами и мужественным осаною (Павел Степанов). Понятно, что от этого воспринимаешь героя по-другому, а отсюда и двусмысленные моменты. Например. Почему вокруг этого "жеребца" вьются женщины (чтобы только слушать притчи)? Или. Что происходит, когда впечатлительного юношу окружает обожание толпы? (здесь пахнет ли самовлюбленностью, или марионеточнистю). И, в конце концов, что значит вой Иисуса а-ля Витас - крик души? - Вот те моменты, когда мы могли забить в их ворота. Но иркутчани удачно выходили из ситуации. И даже эти необычные голосовые партии придавали особого блеска роли. Постепенно спектакль набирал такую силу творческого натиска, противостоять которой зрителям было уже не подсилу. И все радостно сдались, аплодувавши стоя.

Художнику - отдельная слава! Сценография просто фантастическая: игровая, действующее и многогранна. Хотя, казалось, что в ней такого - скелетова конструкция на несколько этажей, тряпье и серпантинные подмостки. Но игра декорации удивительная. То превращается в улицы Иерусалима, то отделяет социальные и духовные уровни людей, то становится местами, в которых одновременно происходит просветление и предательство. Имеет она и философское значение: серпантиновый путь на гору - самый длинный, но и самый верный. Режиссер Наталья Печерская и сценограф. Акулов поняли друг друга безупречно. При всей параллельности событий спектакле удалось сохранить целостность. Достигло это простым тряпьем, которое фокусировало внимание зрителя на главном. Именно на этом невероятно успешно сыграны несколько сцен. - Ну, просто бесподобна сцена Иисуса Христа с толпой больных-мертвецов, которые тянутся за сциленням. И убедительный предпоследний момент спектакля, когда толпа людей в древнем и современном наряде пылает в адському костре. - Словно намек: они распяли Христа, но и мы распинаем.

Иркутская постановка принципиально не похожа на ее московского и питерского братьев и звучит по-своему. Голоса актеров глубокие и насыщенные. О музыке нечего и говорить - это же хитовый Вебер, но и он был "свой". Тандем симфонического оркестра с рок-группой "Стихия" еще громче сделал оперу, а музыканты последней даже были полноправными актерами на сцене, чем дополнительно предоставили позачасовисть спектакля.

В случае с Иркутском стоит отбросить все предрассудки. В конце концов, ибо то, что уже показали - смело, профессионально и с широкой душой. Чего не скажешь о наших стационарные театры. И теперь блуждает другое риторический вопрос: можете нечто подобное родиться в нас?